Записи с темой: зарисовка (список заголовков)
18:24 

Пешеход

Гудийр
Знаешь, я люблю здесь гулять. Именно по этому проспекту. Именно в такой толпе, вдоль километровых пробок и светящихся витрин. Именно гулять. Вижу, ты уже готова сдать меня в ближайшую дурку. Дашь кофе допить, прежде чем начнешь судорожно гуглить телефоны, или мне пора собирать вещи?

Смеешься. Отлично, значит у меня есть время. Потому, надо заказать еще кофе, он тут по-особенному ужасен. Спорю на что угодно: у них на кухне стоит кофейный автомат с пластиковыми стаканчиками. Они потом переливают кофе оттуда в крутые кружки и подают в три раза дороже. Нормальный бизнес-план, да? Эй, вы, за стойкой, ваш кофе - подделка!

Все, я понимаю, меня несет, что ту белку на дереве. Нет, нас не выгонят, я тут частый гость, а они - привычные. Так вот, я люблю гулять по проспекту. В толпе, предпочтительно против течения. Это великая наука, сродни кунг-фу, карате, танцам вокруг шеста. Человеки лавировали лавировали, да не вылави.. вылавиро... тьфу!

Но недостаточно просто гулять. Недостаточно крутиться, ужом вертеться, да солнечным зайчиком прыгать. Надо еще успевать смотреть на людей, а это - великая наука. Но без неё нельзя, без неё вся затея - просто гонка с препятствиями.

Мама в детстве говорит, что нельзя просто так смотреть на людей. Невежливо это. Потом злые подростки говорят, что нельзя зырить, а то можно в торец получить. Потом уже сам... да и телефон о-ойкнул, там новое сообщение, оно интереснее каких-то людей. Кстати, да, новое сообщение, надо посмотреть, прости.

Ну конечно: "Вам скидка от сотового оператора". Как будто она мне нужна, эта скидка. И ведь присылают исправно. Чем больше игнорируешь - тем чаще присылают. Потом мысли читают: если ты ждешь важное сообщение - значит пора присылать маркетинговую чушь. Вот зуб даю - свеженький, с новенькой пломбой - у них точно есть аппарат для чтения мыслей. Сверхсекретный, как полагается.

Ура, кофе принесли. Ну да, точно из кофейного автомата. Я даже марку могу назвать - такой же стоит в зале ожидания местного аэропорта. Я много жидкости оттуда поглотил, на всю жизнь запомнил. Что интересно: хреновый кофе тоже бодрит. Вкус настолько ужасен, что невозможно не проснуться.

Иду по проспекту. От одной станции метро к другой, а навстречу движется всякое. Сначала, разумеется, только постные мины с характерным, рабочим, выражением лица. Надо потерпеть, пока реальность загрузит интересное. Потом бабушка, с сапожками под хохлому. Среди серо-черных постных людей. Идет себе спокойно, не торопится никуда. Ну, бабушка как бабушка. Только сапожки у нее скороходы: она не торопится, но идет со скоростью почти бегущих людей. Еще остановилась пару раз, огляделась. Ведьма, не иначе.

А потом парочка в углу целуется. Так, что аж завидно. Или навевает мысли о пожирающих самих себя инопланетянах. Мне кажется, они даже чавкают, урчат довольно, но почему-то не исчезают. Видимо, регенерация неплохая. А я смеюсь, прохожу мимо. Целуются они, конечно, без каннибализма. Но все равно завидно.

Или кот на подоконнике старого дома. А рядом каменный барельеф: тоже кот, а значит коллега. Обмениваются опытом или жалуются на жизнь - мне неведомо. Но явно заняты чем-то, общением, наверное. Один из них, правда, караулит соседний ресторан - там, если приглядеться, стоит миска, пока еще пустая. Толстенький повар иногда выходит наполнить, тогда кошак извиняется перед своим каменым другом и идет трапезничать.

По толпе скачут лошади и раздают листовки. Наездники, стало быть, отдыхают в соседней кофейне. В той самой, где мы сейчас сидим. Поручили лошадям зарабатывать на пропитание, а сами болтают о ценах на новую сбрую от ведущих модельных домов. Рыночная экономика, куда деваться.

К лошадям резво подбегают дети и смотрят. По-детски, в ожидании чуда. Чудо, впрочем, происходит: лошади с ними общаются человеческим голосом, и кажется, что это не лошади, а люди. Интересуются как дела, предлагают пожать копыто. Дети, как правило, стесняются и убегают. А лошади? Лошади продолжают скакать.

А потом я заметил нового персонажа - космонавта. Настоящего такого, в полном облачении и шлеме. Со странными флагами на плечах. Часто здесь хожу, но космонавт - это что-то новое. Он тоже, непонятно зачем, раздает листовки. Потому я и взял: интересно, что может предлагать космонавт. Сложно ему нашим воздухом дышать, приходится стоять в скафандре, в центре города, потеть, задыхаться, но все равно стоять. Жалко человека.

Ну взял и взял, сразу забыл о том, что собирался прочитать листовку: скомкал и сунул в карман - до ближайшей мусорки. Космонавт сразу обрадовался, замахал руками, попытался что-то сказать сквозь скафандр. Я кивнул и улыбнулся: старается человек, представление устраивает, молодец. Ну, и пошел дальше.

И вот, захожу в наше кафе, заказываю первую порцию местной бурды. Тебя жду, потому что пришел за десять минут до назначенного времени. То есть на полчаса раньше, чем мы встретились. Тебе стыдно? Нет? Эх, а я надеялся.

Засовываю руку в карман и натыкаюсь на листовку космонавта. Ну, думаю, вот и будет чем заняться: сначала изучить листовку, потом вспомнить школьные навыки по оригами. Кстати, так и не вспомнил что можно сделать, кроме самолетика. Другой самолетик, поперек?

Вот, кстати, этот листок. Я почему начал этот разговор: мне интересно твоё мнение. Особенно по строкам: "Люди Земли, с вами говорят люди Венеры", "Мы хотим наладить сотрудничество между нашими цивилизациями". Я понимаю, что это шутка, но зачем? Не подскажешь?

@темы: зарисовка, Cказка

01:22 

Вавилон.

Гудийр
Серж - метроном. Он умеет так: топ, топ, топ.
Сашка... Сашка - поезд. Он умеет так: топ-топ топ-топ... топ-топ топ-топ.

Они поспорили на входе. На глазах у старичка билетера. Последний, впрочем, спора не заметил. Он стоял с выражением постигшего дхарму буддиста и протягивал руку за билетами. Сашка попытался было помахать рукой перед глазами старика, проверить на известные человечеству признаки жизни, но был оперативно перехвачен братом.

- Подожди, пусть нас выгонят уже на выходе.

Логично. Сашка хотел спросить: "А как же авантюризм?" Сашка хотел спросить: "А как же смех и приколы?" Сашка еще многое хотел выяснить, но сдержался: некоторые вещи действительно лучше делать на выходе.

Все как обычно: пересадка в маленьком городе, гуляй шесть часов. Первый час гуляли вокруг автомата с кофе. Конструктор автомата словил приступ икоты, которая, впрочем, милосердно прошла, когда братья закончили комментировать, а точнее, когда у них закончилась мелочь.

- Мадам, нас к вам послало само провидение, которое возжелало проверить жителей этого прекрасного города - тут Сашка широким жестом показал на ближайшую разрисованную стену и подростков пьющих пиво - на знание достопримечательностей. Не соблаговалите ли расскзать куда ходят жаждущие духовного просвещения?

Мадам, женщина лет пятидесяти с авоськой и выражением "яйца забыла купить" на лице, выпала в нерастворимый осадок.

- Простите моего брата. Мы с поезда, ждем следующего, совсем не знаем города. Не подскажете какие-нибудь интересные места?
- Тык эта... Башня вон там. Высокая, туда все туристы идут.

Так и оказались под башней. И правда высокая. Не небоскреб, конечно, но в сравнении с двух-трех этажными домами (четыре этажа, для местного "белого дома") гигантская, раз в пять-десять выше. Не красивая, но и не уродливая. Обычная башня, какую дети рисуют в школе.

Купили символические билеты: бумажка с ценой и непонятным названием. Побились об заклад: кто быстрее поднимется? Просто так подниматься по лестнице - лень. На глазах билетера побились, посчитав за свидетеля.

Топ. Топ. Топ.
Топ-топ-топ-топ.

Что странно - никто не вырвался вперед. Оба взяли быстрый старт, оба быстро выдохлись - офис, бургеры, пиво - но не теряли надежды обойти соперника. Другие туристы тоже имелись: они шли спокойно по лестнице и мешались, но лестница довольно широкая - всегда можно разойтись.

Добрались до площадки для слабых духом и телом туристов. Перевалочный пункт перед очередным рывком. Столпотворение отдыхающих от подъема, поставленный голос экскурсовода, хоровая отдышка людей - все в наличии.

- Пит-стоп на кока-колу?
- Договорились.

И рады бы колой не травиться, да не было по пути другого яда. Город - явная база канонических красных грузовиков и их производных. Есть Кока-кола, Пепси, Спрайт, Фанта, даже Миринда, будь она неладна. Вода? Вы о чем, вон кран, откройте, да налейте. Странные люди.

- И царь в четырнадцатом веке заложил эту башню, а строительство закончилось... - вещала экскурсовод с красным зонтиком. Явно не местная, поставляемая вместе с тургруппой. Тургруппа, впрочем, ее голос игнорировала: утиралась, пила всю ту же колу с мрачным выражением лиц. Только пара дитят радостно тянули родителей наверх - там интересно!

Топ. Топ. Топ.
Топ-топ. Топ. Топ-топ-топ.

За Сашкой увязался мальчишка лет четырнадцати. Очень его уязвил обгон на повороте. С визжанием шин и звуком тормозов: в Сашке умер пародист. Молчаливый Серж отстал на несколько шагов, а потому брат дурачился как мог.

Мальчишка вклинился посередине и долгое время упрямо сохранял темп. Пыхтел, становился все серьезнее, но терпел. Родители то ли сжалились, то ли побоялись что потеряют парня из виду, но суровый оклик не заставил себя долго ждать. Повод показался парнишке достойным, потому он, с видом бесконечного благородства, пропустил Сержа вперед.

На второй площадке снова устроили пит-стоп. Серж нагнал соперника два пролета назад, чем был очень доволен, даже пытался злорадствовать. Тщетно: все навыки в этой области забрал себе брат. Еще при рождении.

- Спустя три года городской магистрат принял решение о постройке наблюдательной башни, но постройка началась только почти век спустя

Серж прислушался, покачал головой:

- Интересно, они сами не знают истории этой башни или каждый раз рассказывают новую байку?
- Возможно, и то и другое

Громко рассмеялись, чем вызвали неприязненный взгляд экскурсовода. Сухопарый мужчина отталкивающей внешности - и как в экскурсоводы-то взяли - продолжал толковать про магистрат, но, через каждое слово, косился на братьев, нервно постукивая изумрудно-зеленым зонтиком.

- Пойдем, а то еще побьет. Вон, у него зонтик большой.

Третий - последний перед крышей - пролет был заполнен туристами из Нью-Йорка. Почему оттуда? Любой воспитанный человек знает, что означает аббревиатура NY, стыдно товарищи. Да и матрасный флаг говорит сам за себя.

- И что-то там статуя свободы.. Высота в сорок шесть метров, вес в тоннах...

Серж полиглот, Серж знает английский. На самом деле, сегодня любой знает английский на уровне Сержа... кроме брата.

- А статуя свободы тут причем? Или они о ней говорят всегда, вне зависимости от места и времени?
- Не знаю, спросим?

Посмотрел на увлеченно слушающих людей - первые, кто экскурсию именно слушал, а не отбывал наказание, переводил дух, спал, нужное подчеркнуть. Лица внимательные, такие увидишь только в церквях во время молитвы. Стыдно как-то мешать.

- Нет, спасибо, пойдем дальше, скоро обзорная площадка, наконец.
- Кола еще есть?
- Кончилась.
- И слава богам!

Идут. Уже не соревнуются - забыли. Да и многовато людей: лестница стала уже и круче, а потому поток медленный, толкающийся. То и дело останавливается на пропуск идущих сверху.

- Игольное ушко какое-то. Спорю на что угодно: там, перед входом, заглядывают в кошелек, и если найдут больше определенной суммы - пиши пропало.
- Нам не грозит, сам знаешь.

Сашка согласно кивнул. Денег - только доехать до дома. И все. Невеликое богатство, да и не нужно больше... кажется.
Впрочем, таможни в проходе не оказалось. Оказались темнота, сырость и кирпичи. Внезапные: сами стены снаружи покрыты толстыми слоями штукатурки. А в проходе - кирпичи. Подозрительно осыпающиеся, как будто каждый проходящий брал щепотку пыли на память.

- А тут определенно круто - Сашка оглядывал открывшийся вид восхищенным взглядом. Широкая обзорная площадка, город, улицы, вокзал и самолет, садящийся куда-то за горизонт.
- Д-а-а... - протянул Серж

Повсюду притягательная и прекрасная высота. Не важно что внизу, сам факт того, что оно такое маленькое повышает ценность вида во много раз.
Повсюду - то есть, на обзорной площадке - толпа туристов. Неожиданно большая и пестрая, Серж мог поклясться, что помимо интернационального английского он слышал звуки японского и отрывистый лай, напоминающий о жаркой пустыне африканского континента.
Сашка придирчиво осмотрел пустую бутылку колы, отыскал внутри случайно упущенную каплю, обрадовался и быстро замер в позе пионера с горном. Капля катилась долго, под завистливым взглядом брата.

- Здравствуйте, у вас водички не найдется, наша тю-тю.

Благообразному старику - и как забрался-то, по лестнице - было предъявлено пустое доказательство с вопиющей красной этикеткой. Доказательством, для убедительности, патетически потрясли.

- Nicht verstehen - старик развел руками. На его лице типовая улыбка: "я тебя не понял, но если улыбнуться, возможно, ты от меня отстанешь"

- Нихт ферштейн - пробормотал Сашка. - Серж, глянь, и немцы здесь. Это что за башня такая, интересно. И откуда она в небольшом, в сущности, городе?
- Пари - не есть небольшой город. Пари - великий город! - Страшно коверкая звуки в разговор вклинилась девушка лет тридцати. На француженку - типовую, элегантную, в одеждах из модного дама - впрочем, она похожа не была - скорее на хиппи, представителя давно вымершего вида. Десятки браслетов на руках постукивали в такт её движениям, чем подтверждали версию о детях цветов.
- Пари-то может и великий, но мы не в вашем "Пари".
- Как не в Пари, вы только посмотрите!

Девушка патетически указала ручкой за башню. Десяток разного рода браслетов звякнули, подтверждая эмоцию владелицы.

- Хм. Ты случайно эйфелеву башню в городе не видел - задумчиво спросил Серж, который успел заметить куда показывает девушка.
- Не, а что... .- Сашка повернул голову в нужном направлении - Блин, правда башня. Эйфелева.

Пустая бутылка из-под колы, надо отдать должное, не выпала из рук, а была аккуратно поставлена на пол.

Созерцание чуда и ужаса Парижской архитектуры, неизвестно как оказавшегося поблизости, было прервано воскликом на идеальном английском с британским - поверьте Сержу, он смотрел Доктора Кто в оригинале - акцентом:

- Tower of London!

И дальше, кажется, на итальянском.

- Basilica di S.Maria Maggiore!

И крик из прохода на лестницу: американские туристы наконец добрались до площадки.

- Mount Rushmore!

Братья ошалело вертели головами. Не столько от абсурдных, в сущности криков, сколько от силы группового наваждения. Каждый вновь прибывший обязательно восклицал что-то свое и указывал в пространство. В пространстве это свое показывалось, как будто оно и должно было там быть.

Невероятное нагромождение зданий, улиц, замков, гор, рек - все вместе и одновременно. Они плавно переходили из одного в другое, странным образом избегая пересечений. Вот Невский проспект, который заканчивается Карловой площадью, вместо Дворцовой. По центру которой, в свою очередь, зачем-то стоит Пизанская башня.

Сашка поднял пустую бутылку из-под колы

- Тебе не кажется, что здесь какая-то не та кола?
- Возможно.

Они долго не решались уйти. Вид постоянно менялся: здания чередовались, исчезали, появлялись в другом месте. А на обзорной площадке башни постоянно охали люди, которые показывали пальцем и выкрикивали знакомые им названия.

- Пошли отсюда. Мне кажется, что если я еще час-другой здесь простою, то никогда не решусь спуститься.
- Пошли.

Спускались в молчании. По полупустой - и куда делись поднимающиеся туристы - лестнице. Спускались спокойно: не было сил восхищаться, задавать вопросы, думать. Спустились.

Серьезно: раз - и все. Вот дедок билетер, вот встречный поток жаждущих вида с башни, вот город. Разумеется, город без следа зданий, которых здесь и быть не может.

Сашка не выдержал, твердым шагом подошел к старичку:

- Уважаемый, не подскажете, это что за башня такая у вас?
- Это? Не знаю я. Пришла к нам как-то толпа строителей всяких. И черные как смоль были, и белые что свадебное платье, и рыжие как огонь. И давай строить, пылить, грязь разводить. Год строили, два строили. А потом исчезли. Просто так, взяли и исчезли. Зачем строили - не понятно, значит. Обещали ихний "музэй" внутрях сделать, да чего-то не сложилось. Потом власти наши пришли и маковку почесали, сказали плату брать, значит, за вход. Дескать, неча башне простаивать. Вот, стою, беру плату, а чего мне делать-то? Дом пустой, бабка давно померла, дети разъехались...
- Благодарю, уважаемый.

Уже подходили к вокзалу, когда Сашка решился спросить:

- Привиделось?
- Привиделось.
- Купим колы?
- Ну её нафиг.

@музыка: Tash Sultana - Surrender To The Night

@темы: зарисовка, Cказка

Лоскутный штиль

главная