Чеширец
Гудийр
- Смотри: это Максим, Марина, Елена, Сергей.

Мой новый знакомый показывает на стол, где сидят улыбчивые, слегка пьяные, лица новых знакомых. Стол с пивом, горящие глаза мобильных в куче, шум хренового джаза в фоне.

- А это обладатель исконно русского имени - Иван!

Мой новый знакомый паясничает: тыкает пальцем и делает круглые глаза. Вся компания тоже делает круглые и уважительные глаза. О-о-о, мол, Ив-а-а-н. Шутники, блин. Оригиналы.

То ли мне так везет, то ли всем Ваням: в каждой второй компании находятся шутники про “исконно русское имя”. А стоит назвать фамилию и имя отца… Не так много людей могут переписывать “образец заполнения документов” без изменения имени. Иванов Иван Иванович. Папа, мир его праху, гордился своей шуткой. Пророчил: с таким именем тебя никто и никогда не забудет. Прав был, к сожалению.

Новой компании, впрочем, шутка быстро надоела. Они перестроились на свои локальные шутки, в которые незваный гость посвящен не был. Внезапно принесли непонятный напиток - девушка (Марина? Елена? Наташа?) лукаво на меня поглядывала: выпью или нет? Отхлебнул. Бурда с привкусом носков, но виду не подал: не стоит давать новым знакомым новый повод для развлечения.

Какое-то время сидел и слушал. Даже вставил пару ремарок, которые вполне благосклонно приняла публика. Парень с татуировкой на шее (Максим? Сергей? Евстафий?) соизволил одобрительно гугукнуть. Девушка с пирсингом брови (Елена? Наташа? Ольга?) - улыбнуться и посмотреть мне в глаза. Со значением, чтобы точно понял.

То ли попойка, то ли празднование вскоре закончились: девушка (Наташа? Ольга? Алиса?) схватила парня (Игорь? Афанасий?) под руку и скрылась в неизвестном направлении. Второй парень (Трофим? Никанор?) испарился самостоятельно, вместе с тем, кто привел меня сюда.

Девушка напротив (Инга? Анжела?) провела этак пальчиком по столу и пригласила к себе домой. Согласился, почему бы и нет.

Вызвали такси. Таксист (Аслан? Сакит?) попался разговорчивый: шутка про Ивана и “исконно русское имя” не заставила себя ждать. Остальную дорогу он травил бородатые анекдоты и сам смеялся: плевать на целующихся на заднем сидении.

Утром просыпался долго и больно: в ногах стояла незнакомая тумбочка. Поднялся, потянулся, огляделся, вспомнил. Соседка уже проснулась и смотрела с любопытством, но разговор начинать не спешила. Девушка (Евпраксия? Феврония?) была вполне себе ничего, но к ней надо как-то обратиться.

Только как?