Чеширец
Гудийр
- Значит так. Твой Малевич - дурак!
- С чего бы он мой?
- Пофиг. Он не осилил сделать последний шаг в гениальной, в сущности, идее - потому дурак. Черный квадрат - ха!
- Мысль-то раскрой. Не видишь: мы не догоняем.
- Ну смотри, тут как в математике: все мы стремимся к какому-то пределу. "Для любого эпсилон больше нуля", все такое. У мужика была классная идея - выйти максимально близко к тому пределу. Он остановился - нарисовал на бумаге квадрат.
- И?
- О, великий Ктулху, как же с вами сложно! Да ничего ему не надо было рисовать! Чистый лист бумаги оставить!

Васька вещал. Ваську несло, он сел на любимого конька, а потому вещал! Останавливался только на то, чтобы отхлебнуть пива, хрустнуть кальмаром и душераздирающе зевнуть.

Мы сидели на кухне. Маленькой, грязноватой, но уютной. Мы только что сдали первый экзамен зимней сессии, какая-то сволочь поставила его 30 декабря, а потому запивали и заедали нервы.
Кстати, знакомьтесь: Васька. Васька рыж и полон веснушек. Иногда его веснушки выливаются в бредовые идеи и он дарит их окружающим. Окружающих, разумеется, никто не спрашивает.

- Итак, поговорим о теории относительности. Да, вы хотите что-то спросить, Зиновьев?
Зиновьев - Васькина фамилия.
- Все в мире относительно: Пять волос в супе - много. Пять волос на голове - мало!
Алексеев - так звали лысеющего преподавателя физики - потом долго дрючил Ваську на экзамене.

Мы сидели у Васьки на квартире. Тому есть три причины. Первая - у него своя квартира. Вторая - у него всегда есть что употребить. Третья - ему плевать сколько народу у него сейчас, зачем они собрались в квартире и откуда они вообще здесь взялись.

Мы сидели, а Ваську несло на две любимые темы: пределы и абсолютность белого цвета. Согласно гениальной теории - нет другого цвета, потому белый - основа жизни и существования. Белый - предел, а потому идеален. Под эту гипотезу подводилось все: от теории цвета, до потолоков в больнице.

Собственно, я почему вспомнил эту историю: второго числа, во время променада "я забыл купить подарок", мне попался странный объект. Паззл. Без картинки. Совершенно белый. На 1024 куска.

- Хрень, - подумал я.
- Фигня, - осмотрел я коробку.
- Надо подарить Ваське, - завершил спор с собой.

Сказано - сделано. Дорогой кусок картона с кусочками картона, завернутый в картон, был торжественно вручен Ваське при встрече. Снова на квартире. Снова после экзамена.

- Крутота! - коронное слово. - Давно такую штуку хотел!

Горящие глаза рыжего парня восхищенно пялились на коробку. Недоумевающие глаза одногруппников - на Ваську. Хитрые глаза его домашнего кота Феди - требовали жрать. Кота Федю, впрочем, никто не спрашивал.

Следующий экзамен Васька завалил. Что странно: парень был умный, а экзамен так себе. И на старуху бывает проруха, да. На попойке после он был... рассеян что-ли? Затирал грустно, без огонька, постоянно задумываясь о чем-то. Списали на расстройство из-за грядущей пересдачи.

Народ, чувствуя странность хозяина, быстро свернулся и разошелся по домам. Я уходил последним: съемная комната располагалась неподалеку.

- Слушай, - внезапно серьезно сказал Васька, - эта штука очень странная.
- Какая штука?
- Ну, паззл твой.
- А в чем странность?
- У него детали меняются! Сегодня одни - завтра другие. Я специально эксперимент провел: нашел кусок, который точно подходит. Отложил в сторону, так чтобы не перепутать с другими. На следующий день -совершенно другая деталь! Вот честно, из углового превратилась в центральный!
- Показалось. Переучился.
- Возможно...
- Точно тебе говорю: показалось. Ты лучше отложи паззл до конца сессии. Надо экзамены сдавать, помнишь?
- Хорошо... отложу.
- Точно?
- Да точно!

О. Раздражение в голосе. Если я его достал - значит он пришел в себя. Такой странный выверт логики успокоил и позволил спокойно уйти домой.

На следующий экзамен он не пришел. Вообще. На звонки не отвечал, в интернетах не появлялся. Мы отрядили волонтера на операцию: "Найди эту рыжую задницу и притащи сюда!". Волонтер вернулся разводя руками: "Свет в квартире горит, но никто не отвечает!"
Подождем - решило общее собрание. Бить тревогу, вроде бы, незачем. Но...

- Алло?
- Васька, ты куда пропал! Мы до тебя уже три дня достучаться не можем!
- А, это.. Мне остался кусок центра, пятьдесят деталей. Всего!
- Какие детали, Вася! У тебя два экзамена неявка! Никитин рвет и мечет. Деканат предрекает казни египетские!
- Я соберу и догоню. Честно.
- Васька, ты уверен, что все в порядке?
- Да... Слушай, ты помнишь я про Черный квадрат затирал?
- Ну да.
- Кажется, я понял в чем тут проблема. К пределу можно стремиться, но он не достижим. Это нарушение самой сути функции, для которой определен предел. Я думаю, если его достигнуть - наступит что-то вроде перехода в новое квантовое состояние. Качественный скачок, который разделит "до" и "после".
- Вась, слушай, давай встретимся и ты мне все расскажешь? Тебе явно надо погулять.

Молчание в трубке. Раз, Миссисипи... Два, Миссисипи... Три...

- Хорошо. Завтра в кафе за углом. Я сегодня закончу.

Завтра он не пришел. И послезавтра я его тоже не видел. Потом родственники подтвердили: Вася пропал. Даже полиция приходила: "А где Вася? Вы ничего странного не замечали?". Допрашивала, формально, было ясно что найти его никто не надеется.

Белого пазла в квартире, кстати, не оказалось. Я специально его мать расспрашивал. Та смотрела на меня как на конченого идиота, но убедила, что никаких пазлов на 1024 куска в квартире нет.
В магазине таких тоже не было. Нет, белые пазлы были, но с другим количеством деталей. И фирмы другой. И коробки другие...

Я купил один из таких. Попробовал собрать: тяжело, конечно, но ничего сверхъестественного. Пазл как пазл, только белый лист в конце.

- Человек, - сказал как-то Вася, - во многом зависит от своей убежденности. Я бы сказал "веры", если бы не был атеистом. Информация проходит через призму восприятия, модифицируется и формирует мир. Тот мир, в котором мы живем. Есть подозрение, что если правильно настроить восприятие -можно будет кидаться файрболлами. Ну правда, чего вы смеетесь?