Чеширец
Гудийр
Слегка уграфоманился. Через недельку надо будет перечитать и попытаться отредактировать

- Паства моя, агнцы интернетные, радуйтесь! Вы пришли к вайфаю обетованному!

Паства проигнорировала самозванного пастыря. Толпа людей в кафе так и не оторвалась от мобильных телефонов - содержимое соцсетей всяко интереснее городского сумасшедшего, да.

- Эх вы, овцы заблудшие, в соцсетях увязшие!

Ближайшие к говорившему оглянулись недоуменно: у них не было наушников, а потому слово “овца” вызвало условный рефлекс: “кого-то оскорбляют!”

Говоривший усмехнулся, но выступление прекратил: сел обратно и отхлебнул кофе из чашки с корицей. Я готов был поставить что угодно: его чашка полна только корицей, с редкими примесями кофе - запах ощущался даже от кассы, где мне выдали положенную почти-литровую чашку американо - да, я уже вижу скривившиеся лица гурманов. Бе-бе-бе!

Выбор свободного столика в полупустом кафе - та еще задача. Конечно, есть мастера разумного выбора, а им сразу ясно: за этим столиком будет дуть из соседних дверей, за этим - соберешь толчки и тычки от желающих посещения дармового ватерклозета, а за этим - грусть, тоска, скучища. Эти специальные люди четко взвешивают преимущества и с точностью машины определяют - им туда! Еще и воюют за место, если случится несчастный, которому “повезло” выбрать тот же столик.

Я всегда завидовал таким людям. Собственной способности к выбору хватало на одно из двух: либо на великое действо “зажмуриться и ткнуть пальцем в меню”, либо на выбор стола по похожему принципу. Кафе было с самообслуживанием, а потому в меню я уже тыкал.

Пришлось положиться на вмешательство высших сил. Высшие силы, в лице растрепанного мужчины в гавайской рубахе, - и как не замерз-то в наших широтах, - только что уселись обратно. Короткой речи про интернетных агнцев хватило для привлечения внимания. Вон он, за окно уставился, кофе пьет, улыбается насмешливо. Такой знакомой сумасшедшей улыбкой: “дурость совершил, а никто и не заметил”.

- Здесь не занято? - спрашиваю.

Страшновато, сам себя не узнаю. Всякий здравомыслящий человек старается держаться подальше от эксцентричных дяденек и тетенек. Инстинкт самосохранения обязывает, да мама с папой научили. А я, гляди, подошел, сесть намереваюсь.

Мужчина отвлекся от насмешливого созерцания мира за окном. Машинально отхлебнул кофе из коричной кружки, посмотрел на меня. Внимательно посмотрел.

- Ну, садись, коли не шутишь…

Сел, изучаю человека напротив. Тот опять криво улыбается в окно. Странный.

Бумкнул телефон, стоило только поднести кружку ко рту. Вот незадача: характерный звук говорит, что какая-то новостная приложуха сообщила ну очень важную новость. Абсолютно бесполезную, но очень важную, без которой я спокойно проживу. Я знаю это, приложение знает это, даже разработчики - чтоб у них рога и копыта всю жизнь чесались - знают это, но проверить-то надо. Зуд в области мобильного телефона непреодолим и ужасен - рука сама колдует и включает экран. Ну, конечно, заголовок: “Корова в Англии перешла дорогу на зеленый свет”. Бесценная информация. Невольно морщусь и кладу телефон на стол. Экраном вниз.

- Что, сотовые цепи покоя не дают? - мой сосед, оказывается, уже смотрит на меня. Изучающе, я бы сказал “крипово”. Хорошее слово, подходящее.
- Не дают, - вздыхаю, - чтоб их. А ты из фанатичных луддитов? - почему бы и не подыграть человеку. Тот смеется в ответ.
- Ты не подумай, я не псих. История у меня вполне сумасшедшая, но из дурки выгнали - не опасен. Им виднее.
- Какая интересная ремарка, а почему в дурку отправляли?

Он наклоняется ко мне. Слишком близко. Шепчет, этак, доверительно:

- Я владею тайной магией телепорта.

Здравствуй крыша, ты куда уехала? Псих ведь, настоящий. Шизофреник. И сумасшествие своё отрицает, все как в фильмах. “Я смотрел доктора Хауса, я знаю!” Смотрю с опаской, вспоминаю входы-выходы из кафе. Надо бежать. А эта сволочь, сосед, смеется, доволен произведенным эффектом.

- Давай так: я сначала расскажу, а ты сбежишь потом, если решишь что оно того стоит. Заодно и кофе допьешь.
- Давай… - ответил рефлекторно, не думая.

Он попытался сделать глоток из коричной кружки но, видимо, кофе там уже не было. Только запах корицы. С тоской посмотрел на барную стойку с меланхоличной баристой - идти далеко и лениво, - а потом махнул рукой.

***

Я раньше не был таким, как ты выразился, луддитом. Напротив, стандартная сбруя для выхода на улицу: рюкзак с ноутбуком, телефон, наушники, две запасных батареи - одна для ноута, другая для телефона, - россыпь проводов, швейцарский мультитул. Ну а что, айтишнику иначе никак нельзя - профессия обязывает.

Наушники из ушей не вынимал, помнится. То есть вообще не вынимал, иногда даже спал в них. Два трека из любимого альбома Led Zeppelin тождественны пути в рабочий день до метро. Я совершенно не помню путь, но точно знаю какая музыка играла. Pink Floyd, со своим Wish you were here - путь на метро, а потом до офиса. Те же Pink Floyd и весь альбом “стена” - время на работе до обеда.

Так могу рассказывать до бесконечности, но, думаю, суть тебе понятна. Добавь игрушки-таймкиллеры, книжки, записи с ютуба - весь мир построен на впечатлениях из электронного девайса.

Самое страшное: отпуск проходил так же. Роскошное путешествие в Прагу с подругой я почти не помню. Но, зато, помню занудный голос Джима Моррисона в наушниках - я тогда здорово упарывался по Doors. И страшно раздражался: один наушник приходилось вынимать, чтобы понять о чем говорит моя спутница.

Прости, кажется я отпил из твоей кружки. В горле пересохло. Не обижаешься? Хорошо.

Меня потому и подруга бросила: “Не могу, ”- говорит, - “строить отношения с твоим мобильником”. Я, конечно, в псих, начал за ней следить - в соцсетях, разумеется, - а она из соцсетей пропала. Молодец, девочка, считай меня добила. Или спасла, не знаю.

Пожаловался на жизнь. В соцсетях, разумеется. Знаешь что услышал? “Она правильно сделала.” Сволочи. Друзья, называется.

Черт, надо все-таки заказать еще кофе.

Восход я встретил в неадекватном состоянии, под музыку Джима Моррисона, на одном из мостов Петербурга. Дорога, как мне думалось, прямо, то есть поперек, то есть в Неву. А как иначе, положено, в книжках так пишут!

Вот тут-то и началось странное: не Нева была перед глазами. Да и необычная скульптура с мужиком-и-звездами на мосту. Нет таких скульптур в Петербурге, не наши это скульпторы. Нет, и все тут.

Кое-как сфокусировал глаза на табличке: Jan Nepomucký. Латиницей, но очень знакомая надпись: в Праге меня отвлекли на этом месте. Показали:

- Вот, видишь, тут Яна Непомуцкого сбросили в воду!
- Совсем сбросили? - я обычно злой, когда меня от наушников отвлекают.
- Совсем, - экскурсовода так просто не смутить.

Но сейчас-то я был не в Праге. И не мог попасть туда по пьяному делу: загран уже два года как просрочен. Вот тогда меня здорово торкнуло. Я зажмурился, но скульптурная голова со звездами не пропадала. И смотрела, этак, укоризненно.

Помню, прислонился к перилам. Ну не бывает такое. Не бывает. Но вон, собор святого Витта торчит - видел на картинках, а вживую не помню. Позор, конечно.

Плеер доиграл мелодию до конца, включил следующую: “Канон” Пахельбеля. Всегда слушал на ночь, вместо колыбельной. Даже подборка где-то есть, со всеми интерпретациями: от классики до электрогитары. Под него хорошо засыпать было…

Я закрыл глаза и расслабился под музыку - привычка.

Открыл уже дома. В кровати. Под чертовым одеялом. Сон показался странным, но все бывает на свете, правда? Я тогда, помнится, встал, потянулся, зевнул, надел наушники на голову. Плеер все еще играл - сейчас там завывал Мадди Уотерс. Самое то, соответствует настроению.

Последний раз я эти композиции слушал на пляже в Черногории. Грустный день был: жарко, наступил на морского ежа, заселился в неудачный номер - весь набор бед молодого туриста. И сел я тогда на гальку - весь такой грустный грустный. И впилась мне в задницу галька, а подлая пляжная бабка-гадалка обругала: я не захотел пользоваться её услугами. Что она сказала - не знаю, но обругала - это точно.

Я шагнул из комнаты и моргнул. Зря моргнул - галька впилась в ногу. Настоящая, пляжная. И брызги соленые в лицо. Штормило на побережье, так себе погодка.

Тогда я и заподозрил: нельзя мне наушники одевать. Совсем нельзя.

***

Он помолчал немного, заглянул в пустую кружку:

- Я еще кофе хочу, тебе надо?
- Нет, спасибо.

Я допивал свой кофе и смотрел вслед странному шизофренику. Музычку послушал и попал в Прагу, как же. А потом в Черногорию, но сразу на пляж. Мечтай больше. “Бесстыдно брешет, но жуть как красиво.” - так говаривала моя бабка.

Усмехнулся в кружку, но собеседника своего дождался. Интересно, о чем сказочник вещать дальше будет? Не псих он, очевидно, но сказочный лжец.

- Самый лучший из людей - это сказочник-злодей, - пробормотал я себе под нос.
- Вредный. В оригинале: “Самый вредный из людей.” - раздался голос над ухом.

Садится, лыбится во все тридцать два зуба. Довольный.

- Да ладно, на твоем месте я бы себе не поверил. Но каждому из нас выдали свое место - тут ничего не попишешь.
- И как тебе живется, с супергеройскими способностями?
- Неплохо, только девайсы мне в руках держать нельзя. Совсем нельзя. Наушники - это полбеды. Я иногда просто: открою сайт, который смотрел где-то и когда-то - и все. Уже там. И плевать, что там живут люди, более того, сексом занимаются! Меня собственный брат чуть не убил. Он до сих пор считает, что я специально вломился к ним в дом. А я просто открыл Википедию. Факт какой-то проверял.

Собеседник мой поставил полупустую кружку.

- Виноват, но мне определенно надо в туалет.

И скрылся в соответствующем направлении.

Хорошее кафе, кстати. Несмотря на шизофреничных посетителей. Оформление на пятерку, атмосфера неплохая, музыку, вот, включили. Джима Моррисона, забавное совпадение, кстати.

- Riders on the storm…

Некоторое время просто слушал музыку. С закрытыми глазами и последним глотком довольно вкусного кофе.

Звонок раздался вовремя - с последними нотами песни. Телефон снова требовал безраздельного внимания: “Труба зовет”. Потому и не дождался странного собеседника: вызвали на работу. А он задержался в туалете. Может, с желудком проблемы?