00:49 

В потолке открылся люк

Чеширец
Гудийр
Эксперимент

Скрип номер раз - отец неудачно ступил на паркет. Полуночник, не спит до сих пор. Курс известно какой: водопой, очередная чашка растворимой бурды, по ошибке именуемой "кофе". Блага работы фрилансером: можно сидеть дома и выполнять задачу в любое время суток.
Скрип номер два - кот прыгает со стула на стул. Никто никогда не видел, чтобы домашний дворянин Мурз прыгал - только степенно ступал. С достоинством он подходил даже к туалетному лотку. С достоинством размещал на нем задницу, с достоинством закапывал последствия.
Только ночью раздавались странные звуки, а утром вещи не на своих местах, кошачья шерсть в сахарнице, игрушечная мышь в сушилке для посуды.
Скрип номер три - в потолке открывается люк. Обычный такой люк: минуту назад его не было, а потом он открывается. Через получившееся отверстие льется ослепительный свет и раздается невнятное бормотание. От света я жмурюсь, натягиваю одеяло: всё слишком ярко и неожиданно. В люке кряхтят, ворочаются. Из люка падают. Последнее событие выключает свет, а люк закрывается, оставляя в комнате незнакомую личность. Личность поднимается, потирает ушибленный бок, оглядывается.

- А ты чего здесь лежишь?

Ну да. Ночь, спальня, а я тут чего-то разлеглась. Не дело это! Усмехаюсь еще. Мысленно, разумеется, а на лице возмущение. Личность из потолка мне, конечно, снится. И люк обыкновенный, деревянный, потолочный - тоже снится. Иначе и быть не может, мир так не устроен. Но мать всегда советовала не давать странным личностям спуску: нечего, дескать, расхолаживать. Я редко слушала мать, но сейчас... не даю спуску. Старательно, делаю возмущенное лицо, стараюсь принять угрожающий вид, что затруднительно: я лежу кровати. Подняться, по понятным причинам, не могу, только одеяло старательно натянуть, чтобы личность не увидела чего. Из такого положения сложно быть угрожающей. Но я стараюсь.

Странная личность, кстати, мужского полу, приятной наружности. Жаль, что снится она, эта личность. Но сну положено таким быть: чтобы и возмутиться, и сердцу замереть, и фантастическое всякое увидеть.

- А ты чего здесь выпрыгиваешь? - отвечаю.

Дуреха, ничего умнее сказать не могла? Вон он, в лице изменился, пути к отступлению ищет. Сбежать решил, ууу. А действительно: чего он здесь выпрыгивает? Поделом ему, пускай бежит! Но личность вдруг успокоилась и, вопреки логике, подошла ко мне ближе. Одеяло само собой натянулось сильнее: сон-сном, а кошмары тоже бывают!

- Ты спишь здесь? Прости, ошибочка вышла, - улыбается личность виновато, руками разводит.
- Сплю. А ты вламываешься! Тебе никогда не говорили, что вламываться к незнакомым девушкам нехорошо?
- Ага, а к знакомым, значит, можно?

Освоился, блин, остряк-самоучка. И не прогонишь: глупо гнать такой сон. Интересно же, чего он приперся. И откуда. И что за люк на потолке - тоже интересно.

- Так чего ты здесь выпрыгиваешь?
- Я, - он замялся, - передохнуть решил. Там, - показывает в потолок, - загоняли совсем. Шеф покою не дает, достал совсем. Поспать некогда! Вот и сделал люк куда попало, лишь бы кровать была! А попал к тебе. Случайно.

Смотри-ка, смутился! Совесть заела мою метафизическую личность.

- И что, там совсем плохо? - одеяло уже не натягиваю, глупо это - сна бояться.
- Да не плохо, - гость мой замялся, - просто муторно. То иди драконов изучай, то иди с гремлинами договаривайся, то к единорогам на поклон. А к единорогам без девственницы нельзя! А где я в три часа ночи её достану? Три часа ночи для них не сезон, наоборот, на убыль идут. Активно. Вот и сбежал. Поспать!
- А у вас есть все это? Ну драконы, гремлины, единороги, девственницы? - делаю круглые глаза и показываю на потолок, в сторону люка. Это я, конечно, шучу. Остроумная я такая...
- Есть, как не быть. А у вас, стало быть, их нету? - улыбается. - Это я удачно сбежал.
- Да...

Молчим некоторое время. Неудобно как-то расспрашивать, а он, похоже, не знает что сказать. И зевает вон, бедняга. Завидую.

Бессоница меня накрыла два месяца назад, после смерти матери. Ничего необычного, пустяки, дело житейское. Похоронили, поплакали, попереживали. Но, со сном с тех пор я не в ладах. Редкий гость, посещает неохотно, задерживаться не любит. Так, посидит пару часов, чаек с котом попьет, а потом домой, домой. Между его визитами я так и развлекаюсь: смотрю неподвижно в потолок, слушаю звуки из квартиры, да прыжки кота по коридору. Но сейчас, похоже удалось уснуть крепко. Хорошо.

- А ты ложись в кровать. - меня осенило.
- Это ка-как, т-ты же в ней.... Или рядом? - аж заикается, бедняга.
- Мечтай больше! Нет, я, разумеется, вылезу. Мне все равно не спится: кровать простаивает зря. В ней спать надо! - поднимаюсь, не дожидаясь ответа.

Горькая моя доля: теперь мне бессонница снится. И тут нет покоя. Хорошо что к таким снам прилагаются красавчики из потолка. Приятное, надо сказать, дополнение.

Красавчик из потолка спешно отвернулся - стесняется. Сама удивляюсь своей смелости: вот так встать, не прикрываясь и не требуя срочно отвернуться, да не смотреть, а лучше провалиться там, где стоишь. Но это сон, а во сне можно все. Правда?

Натягиваю на себя первый попавшийся халатик: во сне можно все, даже не особо заморачиваться в выборе одежды.

- Можешь занимать. Спальное место свободно для страждущих!
- А точно можно? - похоже, он не верит своему счастью. Крепко, видать, допекли.
- Точно, разрешаю. - щедрым жестом показываю на кровать, откидываю одеяло. - Я даже выйду, чтобы тебе не мешать.

Организм - странная штука. Если захочет посетить уборную, то в самое неподходящее время. И хорошо, если находится удобный предлог удалиться, а то и такого иногда не бывает! И мучайся, выдумывай, красней: воспитали так, вы не думайте. Девушки какают бабочками, по большим праздникам. Потому я спешно удалилась, притворив за собой дверь в спальню.

Темнота коридора и блестящие глаза кота. Вообще, в темноте у кошек глаза не светятся - нет там встроенной галогенки. Только, если удачно подсветить, но тогда - держись. Пронзит тебя пламенный взгляд потустороннего существа, которое знает все про всех, и ничего от него не скроешь. Вот как сейчас: Мурз смотрит на меня неотрывно, а уличный фонарь из окна делает свое грязное дело. Напугал, собака. Даром, что кот.

Возвращалась в недоумении: что именно произошло, а что - приснилось. Может, сон уже кончился, а это - бодрствование, скучное и унылое. И опять будет бессонница, потолок с тремя черными точками, двумя буграми и отвалившейся краской в углу. В форме Австралии.

Нет, похоже все еще идет сон: в кровати лежит незнакомый мужик. Как был, завалился в одежде. Возмущенно подошла и попыталась разбудить. Разбудишь его, как же. Заснул накрепко, счастливец.

Оглядываюсь: а мне теперь чего делать? Три часа ночи, до утра еще долго. А когда сон кончится - тем более неизвестно. Ведь снится мне странная личность в кровати, думать нечего. Таких, сошедших с дамских романов, не бывает. Их можно только написать или приснить - другого не дано.

Часы тикают. Кот ходит за дверью. Гость храпит. Тихонько так, едва слышно, но мило, чтоб ему пусто было. А в потолке остался люк, кажется, даже, с ручкой.

Шальная мысль закрадывается в голову: а что, если? Ищу глазами стул - большой, дедовский, с завода стыренный. Сидеть на нем невозможно: жесткий и ноги до пола не достают, но как импровизированная стремянка - годится. Подтаскиваю к люку, оглядываюсь на гостя - не разбудила?

Разбудишь такого, как же. На глаз видно: недосып терминальный, проснусь через неделю. Ну и хорошо, значит не помешает. А если помешает - это мой сон, кто мне может помешать? С этой нелогичной мыслью карабкаюсь на стул и хватаюсь за ручку люка. Пауза - свет бьет в глаза. Останавливаюсь, чтобы проморгаться.

Комната. Такая же по размерам, только за окном день. И убранство как в чешском замке, куда мы когда-то на экскурсию ходили. Стол, стул, картина маслом, дверь. И люк, разумеется, откуда я и смотрю.

Кое-как карабкаюсь в комнату - вместе с открывшимся люком опустилось подобие спасительной лестницы, без которой такой фокус невозможен. А закрылся люк сам, будто автоматика какая-то.

На столе - бумаги. Много бумаг, разных, но, неожиданно, с понятными буквами. Прочитать что-ли, раз уж забралась...


***

- Да кто так делает? Криво, косо, ты еще бревном мировую твердь подопри!
- Как могу - так и делаю. Ты забыл, что в сообщении об ошибке написано "срочно"? А то, как побелел начальник? Надо срочно - делаем срочно, плевать на качество.
- Но блин, развалится же!
- До ближайшей проверки продержится - и то хлеб. Главное, чтобы этот грешный люк никому на глаза не попался. Нам еще в объединенных мирах следы изменений подчищать.

***

Служка замка Е.И.В. стучался в дверь Особо Важного Специалиста. В эту дверь было предписано стучаться только по Особо Важным Случаям. Служка надеялся, что толпа кобольдов в столовой Е.И.В. и есть важный случай. Должен же их кто-то прогнать!

Дядька Корвенус - замковый кузнец - позорно заперся в кузнице. Тетка Амалия - повариха - сбежала подальше, лишь бы не видеть "Этих хитрозадых отрыжек природы". Она еще добавила пару странных выражений, которые служка пытался запомнить, но уж больно они мудреные были.

Служка еще раз постучал:

- Помогите, нас тут всех убивают! - на самом деле, никого не убивали, но есть закон: не преувеличишь - не услышат. Служка свято закон чтил и уважал. Его рассказал большой Бурза из соседней деревни. Бурза умный, Бурза знает.

- Помоги...
- Чего кричишь?

Дверь распахнулась внезапно, за ним оказалась... дама. Симпатичная, хотя и тощая, на взгляд служки. И волосы короткие: такие только портовые девки носят. И вообще, Особо Важный Специалист, что с неё взять? И одета странно...

- Там... Там кобольды! - служка сделал круглые глаза.
- И всего-то? Идем, покажешь своих кобольдов - специалист затянула пояс на странном халате и шагнула в коридор.

***

Я проснулся в восемь утра. Точнее, в семь пятьдесят девять. Ну да, до трех не спал, а теперь вот, проснулся, как на работу. В воскресенье. Как есть дурак.

Полежал немного в кровати - коротковата она для меня, менять надо - и поднялся. Что-то не то... Да, опять спал в одежде. Дурацкая привычка: застелить кровать хватает сил и сознания, а раздеться - нет. Надо отучаться, как от всякой дурацкой привычки. И, как от всякой дурацкой привычки, отучаться потом. Когда-нибудь.

На кухне на меня смотрел кот. С подозрением так смотрел, как будто где-то случилась гадость, а он ждет моей реакции.

- Чего, - говорю, - смотришь?
- Жрать давай - молвил он кошачьим голосом. А именно: сказал мяу и подошел к пустой миске.
- Эх, лохматая тварь, все бы тебе жрать, - насыпаю корм. - А я такой сон видел, понимаешь. Только уже не помню. Там что-то про потолок и дверь в потолке было. Или не дверь...

Ну вот, опять: если сон не вспомнить сразу после пробуждения - сон не вспомнить никогда. Ускользает. Досадливо морщусь и отдаю животному вожделенные кусочки сухого не пойми чего.

Кот хрумкает, а я иду готовить кофе. Идиллия.

Кстати, бессонница, похоже, все-таки прошла. Это хорошо.

URL
Комментарии
2018-01-14 в 02:32 

ithil
Чеширец, вы не печатаетесь? У вас зарисовки такие атмосферные. Приятно читать.

2018-01-14 в 08:11 

Чеширец
Гудийр
ithil, не успел я напечататься. Даже разобраться как это делается.
Я около двух месяцев назад начал этим заниматься, а до этого - ни строчки. Вернее что-то было лет в 18, но это "давно и неправда".

И спасибо за отзыв :-)

И лучше на "ты" :-)

URL
2018-01-14 в 14:49 

ithil
Чеширец, хорошо. Понимаю, что чаще всего люди предпочитают "ты", но по привычке "выкаю".

Ага, понятно. Ну, здорово ). Чувствуется вкус к слову.

     

Лоскутный штиль

главная