Чеширец
Гудийр
Просто картинка из головы.

Вода кипит на столе.

В классическом граненом стакане - специально выбирал. Там штуки три разных стаканов и каждый для своего дела. Этот - для растворимого аспирина. В нем растворяется лучше.

И не спрашивайте меня почему, я не отвечу. Голова болит, спать не дает. Пять утра, уже и спать почти бесполезно, но я не теряю надежды. А для этого требуется дождаться чуда фармакологии.

- Мяу
- Угу
- Мяу!
- Да, все понимаю.
- Мяу!
- Да неужели?

Разговор с котом продолжается с переменным успехом. Кот наставивает на пропитании - он всегда на нем настаивает. Я знаю когда его кормили, он знает, что я знаю, но все равно возмущен. Из спортивного интереса, полагаю.

Чёрт, когда оно закончится. Осторожно берусь за стакан - горячий. Нет, правда, холодная кипяченая вода - странный эликсир. Он пропадает когда в нем есть необходимость. Или имеется в настолько малых объемах, что только и остается капнуть на запястья, да принюхаться. Ммм… отпадная вещь!

Это меня, конечно, штырит. Мигрень - не шутки. Или как там это называется? В голове бегает сотня маленьких смурфиков за смурфеттой. С целью надругаться в особо извращенной форме. Они громят шкафы, путают бумаги, творят бесчинства.

Чу, слышу знакомые звуки: скрип упаковки, стук миски, довольное "мяу".

- Ты, - спрашиваю, - зачем кота питаешь? Он ел пару часов назад.
- Может успокоится, - отвечает, - спать не дает совсем.

Проходит по-хозяйски к термопоту. Хрень такая, в которой обычно есть вода. Ну то есть там сложный принцип: сначала туда воду надо залить, но потом она всегда горячая. Магия, короче.

- А че, воды нет?

Киваю на запасной чайник. Как будто сам не видит, что воды нет. Еды тоже нет, кстати, но это - дело десятое. Сосед мой умный человек, а потому оперативно сливает из чайника остатки воды в кружку: вдруг украдет кто. И такое бывает. Сей умный человек садится напротив, завороженный стаканом с растворяющимся аспирином. Гипнотическая штука, согласен.

- Плохо? - сочувствует.
- Угу, - благодарно киваю. Сочувствие и кошке приятно.

Кстати, кошак жрать свежую порцию не стал. Самодовольно понюхал и прошел к нам, на кухню. Шумно вскарабкался на жалобно затрещавшую табуретку. Кот слишком часто требует порцию сверх нормы, а потому весу в нем немало. Многовато, я бы сказал. Над столом появилась третья голова. Втроем молчим и гипнотизируем аспирин.

- Чиль, понюхай, оно съедобно?

Кошак презрительно фыркнул и отвернулся. Трактуй как хочешь: либо съедобно, либо нет, но кота ты определенно оскорбил. И перебьется, уж больно голова болит. С этими мыслями глотаю варево.

- А теперь со всей этой дрянью попробуем доспать, - комментирует сосед.

Чиль спрыгивает с табуретки - та жалобно трещит и разваливается - и уходит по своим делам. Не оглядываясь, как и положено всякому сказочному герою. Останки поверженного седалища приковывают наши взгляды. Тоже гипнотическая штука.

- Блин, - говорю я.
- Накрылся сон, - подтверждает сосед.